С N. мы ни разу не виделись в живую, но прошли определенный путь. Видеоарт создан из его аудио-сообщений последних двух лет, а на фоне играет песня его же авторства. N. очень талантливый музыкант. Но в тех состояниях, в которых он пребывает последние годы, играть на гитаре ему невыносимо, хотя это одно из его самых любимых дел. Иногда он не спит по четверо суток и не может есть. Однажды я стала его галлюцинацией и "мы" лежали с ним всю ночь и болтали обо всем на свете. Он понял, что этого не было, только под утро.

Когда-то мы вместе с МЧС спасли N. от смерти вследствие суицидальной попытки. Никто из друзей и близких не среагировал на мои сообщения о том, что N. рассказал мне о таблетках, которые он принял. N. просто написал: "Милая Алена, я выпил таблетки и ложусь на диван. Прощай, хорошая". Я знала название маленького города, в котором он живет, его имя, фамилию и диагноз. Нашла номер службы спасения того города и сказала, как есть: мой интернет знакомый решил покончить с собой. Сработало. Через несколько месяцев после того, как МЧС выломали его дверь, N. написал мне письмо благодарности. Оказалось, что служба спасения нашла его в бессознательном состоянии и несколько месяцев он пролежал в психиатричке.

N. почти тридцать. В семнадцать лет ему поставили шизофрению. Но помимо шизофрении, у него есть ряд наркотических зависимостей. N. часто слал мне сообщения, на которые я не знала, что ответить. Он говорил о том, как ему больно, как он не хочет жить. Каждый раз я старалась придумать причины, ради которых жить стоит. Удивительным образом это не было для меня непосильной ношей: я знала, что если не отвечу день, два и даже неделю, N.не обидится. Я нашла N психотерапевта, от которого он отказался, не начав занятия по Скайпу. Позже нашла психотерапевта из соседнего города, который был готов заниматься с N. бесплатно. Я предлагала сделать что-то, чтобы лечь в хорошую клинику на несколько месяцев. Подход должен быть комплексным: сначала работа с зависимостями, потом - с "шизофренией", или другим диагнозом, если у него стоит неверный. Все это занимает от полугода. Но все попытки стопарились. Безразличие близких, осложнения зависимостями, социальная дезадоптация из раза к разу приводили к тому, что N. не доходил до помощи.

Я боюсь однажды зайти в соцсеть и увидеть, что N. умер. Я ничего не могу сделать, чтобы это предотвратить. Это видео - посвящение всем тем, кто испытывает тяжелую психическую боль, и обращение к тем, кто не знает, каково это.
Made on
Tilda